Добавить в избранное
  • Москва: (495) 987-4136
  • Петербург: (812) 448-5335
  • Волгоград: (8442) 98-6161
  • Регионы: (917) 330-2959
Заказ диплома на Росдипломе. Дипломные работы с гарантией качества!
Репетиторские услуги студентам!

Помогаем с разработкой ВУЗовских учебных работ любого уровня сложности, дипломные и магистерские, курсовые работы, рефераты и контрольные. Решим непосильные задания и напишем отчеты по практике. Все что нужно занятому студенту.

 

Тема: Перевод безэквивалентной лексики

ПЕРЕВОД БЕЗЭКВИВАЛЕНТНОЙ ЛЕКСИКИ
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………… 2-5 стр.
ГЛАВА I.Культорологический подход к проблемам перевода……… 6-8стр.
I.1. Понятие безэквивалентной лексики (БЭЛ)……………………….. 9-11стр.
I.2 Способы перевода БЭЛ.……………………………………………. .12-16стр.
I.3.Взаимосвязь между БЭЛ и лакуной………………………………..16-23 стр.
I.5.Проблемы перевода БЭЛ……………………………………………23-27стр.
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ I………………………………………………...28-29стр.
ГЛАВА II.Реалии как лингвистическое явление………………………30-31стр.
II.1. Определение и сущность реалий……………………………..……31-38стр.
II.2.Проблема классификации реалий…………………………….……38-46стр.
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ II…………………………………………..…… 46-47стр.
ГЛАВА III.Oсобенности перевода реалий “быта” ……………………47-57стр.
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ III…………………………………….…………58-59 стр.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………… 59-61 стр.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………….62-64 стр.
СПИСОК СЛОВАРЕЙ…………………………………………….……….65 стр.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ПРИМЕРОВ………………………………...66 стр.
 
 
ВВЕДЕНИЕ
 
  Данная работа посвящена проблемам перевода безэквивалентной лексики и, в частности, реалий с английского языка на русский. Проблема перевода реалий по-прежнему волнует умы ученых. На настоящий момент в лингвистике не установлены  все способы перевода такой лексики на другой язык.
  Если сопоставить языки и культуры разных народов, то можно выделить элементы совпадающие  и несовпадающие. Язык, безусловно, является компонентом культуры. Язык-явление всеобщее: все люди разговаривают между собой. Под языком мы подразумеваем, использование знаков,  которые, не будучи предметами или явлениями, к ним приравниваются условно; язык-это обмен знаками. Язык играет ведущую роль в саморазвитии отдельного языкового сообщества. Поэтому чем самобытнее  сравниваемые языки, чем меньше  в их истории было культурных контактов, тем меньше у них точек соприкосновения. К несовпадающим элементам относятся, прежде всего, предметы, обозначаемые безэквивалентной лексикой, и коннотации, присущие словам в одном языке  и отсутствующие или отличающиеся в словах другого языка. Под безэквивалентной лексикой имеются в виду иноязычные слова и словосочетания, обозначающие предметы, процессы и иные реалии жизни, которые на данном этапе не имеют в языке перевода эквивалента.
  Следует отметить, что данным языковым единицам уделено достаточно внимания как отечественными, так и зарубежными исследователями. Как отмечают С.Влахов и С.Флорин, о реалиях, как о носителях колорита, конкретных, зримых элементах национального своеобразия, заговорили в начале 50-х годов. [Флорин, 1980,14 ст.] Эти же исследователи упоминают работы таких ученых, как Л.Н.Соболев, Г.В.Чернов, Г.В.Шатков, А.Е.Супрун. С.Влахов и С.Флорин обратили внимание на такие “непереводимые” элементы почти полвека тому назад (в 1960 году вышла их статья “Реалии”). Позже вышла в свет их книга “Непереводимое в переводе”, в которой была представлена полная характеристика, классификация и способы перевода реалий. Реалии-американизмы составляют главный объект исследования Г.Д.Томахина. В учебниках по теории перевода Л.С.Бархударова, В.Н.Комиссарова, В.Н.Крупнова, Л.К.Латышева, Т.Р.Левицкой, А.М.Фитерман, А.Лиловой, М.М.Морозова, А.В.Федорова также представлена информация о культурно-маркированных словах. Проблемы соотношений языка и культуры рассматриваются также Е.М.Верещагиным и В.Г.Костомаровым. Роли слов-реалий в художественном произведении уделяют внимание Н.И.Паморозская и В.С.Виноградов.
Актуальность работы обусловлена тем, что подходы к изучению понятия безэквивалентной лексики в научной литературе крайне разнообразны, а выводы в исследованиях по данному вопросу часто противоречивы. Кроме того, с уходом в прошлое идеологической конфронтации между Россией и странами Европы расширился процесс культурного обмена между людьми самых разных национальностей. В связи с этим, в лингвистике заметно повысилось внимание к проблеме «переводимости», и как следствие этого, возрос научный интерес к проблемам перевода безэквивалентной лексики, связанной с культурными реалиями. Решение этих проблем особенно насущно для практических переводчиков
Практическая ценность данной работы определяется возможностью применения конкретных положений на практике. С точки зрения практики особое значение приобретает также анализ конкретных вариантов перевода.  Мы видим актуальность данной темы в том, что в настоящее время вопрос о природе, типах реалий и способах их перевода является открытым. Вместе с тем, роль слов-реалий в процессе межкультурной коммуникации достаточно важна. Современное развитие методики преподавания иностранных языков предполагает сочетание изучения иностранного языка с одновременным изучением культуры страны изучаемого языка. В последнее время широкое распространение получила такая область языкознания и лингводидактики, как лингвострановедение. Задача преподавателя – приобщая обучаемого к иной культуре, иной цивилизации, привлечь его внимание к национально-маркированной лексике, указать, что она несет определенные фоновые страноведческие знания, вызывает у реципиента определенные ассоциации.
  Таким образом,  объектом  исследования  в  данной  работе является лексика, которая  не имеет  прямого аналога (эквивалента)  в языке перевода.
Предмет исследования-  лексика текстов художественной литературы  и  проявление её особенностей  в  практике перевода как средства межкультурной коммуникации в сфере науки.
 
Цель  работы состоит в том, чтобы показать, как различные лексико-сематические трансформации помогают заполнить смысловые лакуны, возникающие в результате использования реалий, а также выявить наиболее распространенные способы перевода реалий.
Цель работы определяет задачи исследования, которые можно сформулировать следующим образом:
1.Ознакомиться с научной литературой по проблемам реалий как слов, имеющих культурный компонент в значении; также разобрать имеющиеся и возможные способы их передачи при переводе.
2.Классификация реалий.
3.Анализ переводческих соответствий при переводе реалий с английского языка на русский.
Данное исследование состоит из введения, трёх глав с выводами, заключения и списка использованной литературы.
Во введении определяется актуальность, предмет, цели, задачи, методологическая база, практическая и теоретическая значимость работы, перечисляются методы исследования и основные положения, выносимые на защиту.
  В первой главе рассматриваются разносторонние теоретические подходы к изучению данной темы. Проводится обзор основных точек зрения по данной проблеме в современной лингвистической литературе. В ней также представлен обзор существующих классификаций БЭЛ и способов перевода  на другие языки.
Во второй главе представлено понятие реалий, классификации реалий, приёмы передачи реалий в переводе
Третья глава  посвящена практическому рассмотрению особенностей использования безэквивалентной лексики на русском и английском языках, Oособенностям перевода реалий “быта” в английском языке, также содержит список примеров, составленных методом сплошной выборки
 В заключении содержатся выводы по проведенному исследованию
  В качестве основных методов исследования применялись:
- метод сопоставительного анализа, позволяющий выявлять английские реалии как единицы английского языка, детерминирующие национально-культурную специфику английского языка и не имеющие коррелятов в русском;
- метод компонентного анализа словарных дефиниций, позволяющий выявить семантические взаимосвязи английских реалий.
 
 
ГЛАВА I.Культорологический подход к проблемам перевода
 
  Слово «перевод» многозначно, и у него есть два терминологических значения, представляющие интерес с позиций переводоведения. Первое из них определяет перевод как мыслительную деятельность, процесс передачи содержания, выраженного на одном языке средствами другого языка. Второе называет результат этого процесса - текст устный или письменный [Виноградов В.С. 2001, стр. 5]. Несмотря на различие этих понятий, они представляют собой диалектическое единство.   По определению А.В. Федорова, одного из основателей отечественного переводоведения, перевод означает умение «выразить верно и полно средствами одного языка то, что уже выражено ранее средствами другого языка» [Федоров А.В. 1953, стр. 10].   В зависимости от взглядов исследователей, их целей и принадлежности к определенной лингвистической школе перевод определялся как - процесс описания при помощи языка перевода денотатов, описанных на языке оригинала; - преобразование структуры речевого произведения, в результате которого, при сохранении неизменным плана содержания, меняется план выражения - один язык заменяется другим; - преобразование единиц и структур исходного языка в единицы и структуры переводящего языка; - раскрытие сущности эквивалентных отношений между содержанием оригинала и перевода.  
  Перевод как вид духовной деятельности человека восходит еще к глубокой древности. Он всегда играл существенную роль в истории культуры отдельных народов и мировой культуры в целом. Основоположниками отечественного переводоведения можно считать А.М. Горького, К.И. Чуковского и А.В. Федорова, одними из первых описывавших принципы художественного перевода. В начале 40-х годов 20 столетия были изданы две книги "Высокое искусство" К. И. Чуковского и "О художественном переводе" А. В. Федорова, сыгравшие особую роль в развитии переводоведения.
  Лингвисты занимались изучением процесса перевода, построением его гипотетических моделей, сопоставляли тексты оригинала и перевода с целью установления лексических, грамматических и текстовых соответствий, описывали переводческие приемы при передаче содержания оригинала, разрабатывали критерии эквивалентности (адекватности) перевода.
  Литературоведов интересовал перевод с точки зрения его эстетической эквивалентности оригиналу, роль языка перевода в развитии духовной культуры, его соответствия нравственным потребностям эпохи. Приверженцы литературоведческого направления посвящали свои работы обмену опытом переводческой деятельности и оценке достоинств и недостатков конкретных переводов.
Машинное направление разрабатывает проблемы моделирования автоматического перевода и имеет прикладное значение.
  В теории перевода детально разрабатывался вопрос о переводе класса безэквивалентной лексики и реалий - "единиц национального языка, обозначающих уникальные референты, свойственные данной лингвокультуре и отсутствующие в сопоставляемой лингвокультурной общности" [Швейцер А.Д. 1973, стр.251]
  В отечественном языкознании накоплен богатый материал, содержащий разноаспектные описания реалий ряда языков в сопоставлении с русским языком. Английским реалиям посвящены работы Л.С. Бархударова, Г.Д. Томахина, А.Д. Швейцера. и других исследователей. Проблемы, связанные с изучением языковых реалий, их передачей при переводе, лекикографическим описанием и лингводидактической презентацией освещаются в работах исследователей - лингвокультуроведов. К числу капитальных трудов, посвященных исследованию реалий, принадлежит и монография хорошо известных в нашей стране болгарских переводоведов С. Влахова и С. Флорина "Непереводимое в переводе".
В современной лингвистике, лингвистической теории перевода, этнолингвистике, этнопсихолингвистике, теории межкультурной коммуникации расхождения, несовпадения в языках и культурах, фиксируемые на различных уровнях, описываются авторами в различных терминах. Так, слова, обозначающие понятия, предметы, явления, типичные только для определенного языкового коллектива и не имеющие аналогов в другом языке, определяются следующими терминами: «безэквивалентная лексика» (Л.С.Бархударов, Е.М.Верещагин, В.Г.Костомаров), «реалии», «экзотизмы» (С.Влахов, С.Флорин), «ксенонимы» (Кабакчи В.В.), логоэпистемы (Е.Ю.Прохоров) и т.д.. Именно такие языковые единицы  составляют национально-культурное содержание текста исходного языка и представляют собой трудность этносемантического уровня, которую реципиенту приходится преодолевать в межкультурной коммуникации. При этом задача заключается в сохранении и передаче этнокультурного своеобразия, т.е. (пользуясь переводческой терминологией) для достижения адекватности перевода.
 
 
  I.1. Понятие безэквивалентной лексики (БЭЛ)
 
  Этот термин встречается у многих авторов (Г.Д.Томахин, Е.М.Верещагин, Г.В.Чернов), которые, однако, трактуют его по-разному: как синоним реалий, несколько шире - как слова, отсутствующие «в иной культуре и в ином языке» [Верещагин, 1976, с.121], несколько уже - как слова, «характерные для советской действительности» [Чернов, 1958, с.51], и, наконец, просто как непереводимые на другой язык слова.
Термин «безэквивалентная лексика» (далее - БЭЛ)  встречается у многих авторов, занимающихся проблемами языка и перевода (Е.М.Верещагин, В.Г.Костомаров, Л.С.Бархударов, С.Влахов, С.Флорин, Я.И.Рецкер, В.Н.Комиссаров, А.Д.Швейцер и др.), которые, однако, трактуют его по-разному: то как синоним понятия «реалия», то несколько шире, либо несколько уже. Так, например, А.Д. Швейцер относит к категории БЭЛ «лексические единицы, служащие для обозначения культурных реалий, не имеющих точных соответствий в другой культуре» [Швейцер: 1976, с. 108]. В.Н.Комиссаров называет безэквивалентными «единицы исходного языка, которые не имеют регулярных соответствий в языке перевода» [Комиссаров: 1990, с. 147]. Болгарские лингвисты С.Влахов и С.Флорин дают свою дефиницию, которая заметно сужает границы БЭЛ: БЭЛ - «лексические единицы, которые не имеют переводческих эквивалентов в языке перевода» [Влахов, Флорин: 1980, с. 51].
С.Влахов и С.Флорин предлагают также более четко отграничить БЭЛ  от реалий. По их мнению, наиболее широким по своему содержанию является понятие БЭЛ. Реалии же входят в рамки БЭЛ как самостоятельный круг слов. Отчасти покрывают круг реалий, но, вместе с тем, отчасти выходят за пределы БЭЛ термины, междометия и звукоподражания, экзотизмы, аббревиатуры, обращения, отступления от литературной нормы; с реалиями соприкасаются имена собственные (со множеством оговорок). Все в тех же границах БЭЛ значительное место занимают слова, которые можно назвать собственно БЭЛ или БЭЛ в узком смысле слова - единицы, не имеющие по тем или иным причинам лексических соответствий в языке перевода [Влахов, Флорин: 1980, с.51-52].
  А.В.Федоров говорит о «словах, обозначающих национально-специфические реалии» [Федоров: 2002, с. 146]. Я.И. Рецкер под «безэквивалентной» лексикой подразумевает «прежде всего, обозначение реалий, характерных для страны ИЯ и чуждых другому языку и иной действительности» [Рецкер: 1974, с. 58]. В том же ключе толкует реалии А.Д.Швейцер [Швейцер: 1976, с.250]. Очень сжатую дефиницию реалий дает Л.С. Бархударов: «слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке» [Бархударов: 1975, с.95].
Комиссаров В.Н. определяет БЭЛ как «обозначения специфических для данной культуры явлений, которые являются продуктом кумулятивной функции языка и могут рассматриваться как вместилища фоновых знаний, т.е. знаний, имеющихся в сознании говорящих» [Комиссаров: 1990,с.37].
Анализ деловой лексики (особенно финансовой, банковской, экономической) показывает, что определенную ее часть может быть классифицирована как безэквивалентная, т.к. национально-культурное содержание в этих словах составляет ядро их значения, и они обозначают понятия, не имеющие аналогов, в нашей экономической действительности. Такие слова интересны особенно в лингвострановедческом и социокультурном аспектах, т.к. в них ярко отражаются национальные особенности «экономической культуры» другой страны. Проиллюстрируем это следующими примерами: withholding tax: американо-канадский термин, обозначающий одну из форм авансированной уплаты налогов; balloon: англосаксонский термин, обозначающий кредит, подлежащий возврату полной суммой одномоментно, а не частями, как при амортизации;  blocked units: акции, подаренные или выданные в качестве вознаграждения сотрудникам предприятия; collateral bonds: долговые обязательства, гарантируемые любым видом залога, наиболее часто используемые в США; odd lot: термин, принятый на Нью-йоркской бирже и обозначающий количество акций меньше лота, т.е. меньше 100 (брокеры, специализирующиеся на подобных операциях, для предложения по бирже собирают акции до образования полных лотов); penny stock: американский термин, обозначающий акции, ценные бумаги спекулятивного характера, биржевой курс которых составляет менее одного доллара и т.д..
  Определенная часть БЭЛ английского языка можно классифицировать как «временно безэквивалентные термины». Временно безэквивалентные термины - слова, близкие по характеру к словам-реалиям. Безэквивалентность лексики такого типа обусловлена неравномерным распределением достижений науки и техники в социальной сфере, в результате чего новшество, присутствующее в практическом опыте носителей ИЯ какое-то время может быть практически неизвестно представителям другой лингвокультурной общности.
  Известно, что банковское, страховое дело, налоговое дело и многие другие аспекты экономической деятельности развивались в основном в США и других развитых странах Запада, и, например, такие термины как investment, marketing, merchandising, underwriting, leasing или даже популярное сейчас manager некоторое время не имели эквивалента в русском языке, т.е. оставались временно безэквивалентными.
 
 
I.2 Способы перевода БЭЛ
 
Межъязыковое сопоставление терминосистем позволяет выявить, какие   именно   языковые   единицы   могут   быть   использованы   для обеспечения эквивалентности   перевода   временно безэквиваленных  терминов, исходя из ресурсов общеупотребительной и специальной лексики ПЯ. Рассмотрим способы перевода безэквивалентных терминов.
Безэквивалентные однословные термины представлены в нашей выборке единичными случаями. При их переводе применяются следующие приемы:
 1. подбор русского термина или общеупотребительного слова (реже -словосочетания) с близким значением;
2. транскрипция, транслитерация;
3. описательный (разъяснительный) перевод.
Рассмотрим применение этих способов на практике.
 С помощью близкого по семантике термина может быть переведен термин provision - резерв. Английский термин discontinuity   может   быть   переведен   передающим   его   семантику словосочетанием прекращение деятельности. Подбор термина (слова) близкой семантики также позволяет перевести термин benchmark. Benchmark - показатель, на который ориентируется руководство компании  при формировании любой стратегии (маркетинговой,, финансовой, производственной); это тот стандарт, который устанавливает для себя компания, сравнивая цели и результаты своей деятельности с соответствующими основными показателями деятельности конкурентов для формирования целевых стратегических показателей. Сам процесс выявления основных стратегических показателей и определения их целевых значений на основе показателей конкурентов и выбранных стратегических задач обозначается термином benchmarking. Это понятие предполагает принципиально новый подход к формированию стратегии на базе системы ключевых показателей, что создает все предпосылки для его закрепления в терминосистеме русского языка.
Прием транскрипции (транслитерации) при переводе может использоваться ограниченно: с одной стороны, он требует наличия у термина определенного звукового строя и окончания, способствующего последующему образованию падежных форм существительного; с другой, необходимо органичное включение заимствования в систему понятий соответствующей области. Мы полагаем, что транскрипция уместна при  переводе термина outsourcing, обозначающего передачу выполнения хозяйственной операции другой организации (с целью уменьшения расходов и концентрации на основных видах деятельности): он не имеет русского эквивалента, так как обозначаемый им механизм, не столь давно распространившийся за рубежом, пока практически не используется российскими предприятиями. Подбор близкого по значению русского слова  в данном случае невозможен; описательный же перевод представляется слишком громоздким, так что для перевода термина может быть рекомендована транскрипция: аутсорсинг.
При переводе безэквивалентных составных терминов ИЯ следует обращать внимание на их структуру: какой именно терминоэлемент  означает не свойственный системе ПЯ интегральный или дифференциальный признак, формирующий понятие, не имеющее аналогов в категориальной системе ПЯ.
Безэквивалентность характерна для небольшого числа однословных терминов финансовой отчетности, и лишь некоторые из них участвуют в формировании производных составных терминов. Если значение  безэквивалентного ключевого термина передает русский термин (или общеупотребительное слово) близкой семантики, то и в переводе производного термина соответствующий терминоэлемент рекомендуется переводить тем же способом. В подавляющем большинстве случаев для передачи значения составного термина может использоваться калькирование.
При  переводе подавляющего большинства безэквивалентных составных терминов ИЯ особую сложность составляет передача значения неядерного элемента, с помощью которого специализируется понятие-гипероним, обозначаемое ключевым термином и имеющее аналог в ПЯ (deferred tax; listed company; marketable securities; quoted market value). Терминоэлементы, обеспечивающие выражение категориального признака в структуре ряда  безэквивалентных терминов, могут быть калькированы, хотя отсутствие видового понятия в ПЯ препятствует идентичности восприятия языковой единицы носителями ИЯ и ПЯ.
Рассмотрим безэквивалентные составные термины ИЯ, возникшие на основе одного ключевого термина и  обозначающие противопоставляемые друг другу понятия, не дифференцируемые в ПЯ: basic earnings per share - базовый доход на одну акцию (без учета дробления  акций) и diluted earnings per share - уменьшенный в результате дробления акций /разводненный доход на одну акцию;
basic net profit per share - чистая базовая прибыль на одну акцию (без учета дробления, разводнения) и diluted net profit per share - разводненная чистая прибыль на одну акцию (уменьшенная в результате дробления акций); термин dilutive securities - ценные бумаги, разводняющие капитал.
В данном случае сложность представляет передача компонентов basic, diluted, dilutive: в русской терминологии не произошло   выделения   категории   разводняющих   ценных   бумаг   и   соответствующей дифференциации понятий для обозначения доходов до разводнения капитала и в результате разводнения. Предлагаемый нами перевод-калька с использованием определений базовый, разводненный и разводняющий (последние формируются на основе термина разводнение капитала), на наш взгляд, может закрепиться в русском языке, хотя на настоящий момент нуждается в комментарии.
При переводе антонимичных терминов - listed company - компания, акции которой продаются на фондовой бирже и publicly traded company - компания, акции которой продаются на внебиржевом рынке, мы используем описательный перевод, так как в результате калькирования была бы образована лексико-грамматическая структура, не отвечающая нормам русского языка (свободно продаваемая компания или компания, выставленная на внебиржевой рынок) и не позволяющая адекватно передать значения терминов.
При анализе приемов перевода безэквивалентных составных терминов выявляются следующие закономерности.
1.  При переводе безэквивалентной терминологии может быть использован разъяснительный (описательный) перевод с ИЯ на ПЯ:
holding gain - доход от увеличения стоимости активов;
listed company - компания, акции которой продаются на фондовой бирже
purchase commitments - обязательства по оплате размещенных заказов;
stock option plan - программа льготного приобретения персоналом акций компании.
Описательный перевод позволяет передать значение термина достаточно точно, но многокомпонентное словосочетание усложняет синтаксическую структуру соответствующего предложения текста ПЯ.
2.  При переводе подавляющего большинства безэквивалентных терминов может быть применен прием калькирования: temporary difference - временная разница; identifiable assets - идентифицируемые активы;  unremitted earnings - неоплаченные доходы; unrealized gain - нереализованная прибыль и т.п.
3.  При калькировании могут использоваться грамматические и лексические трансформации:
dilutive   effect   -   эффект   разводнения   (замена   части   речи:   имя прилагательное — имя существительное);
 translation   risk   -   трансляционный риск   (замена   части   речи:   имя существительное - имя прилагательное);
valuation allowance - оценочный резерв (замена части речи и лексическая замена) и т.п.
  4. При калькировании безэквивалентных составных терминов ИЯ могутиспользоваться и лексико-грамматические трансформации - в частности,  экспликация  связующих  компонентов  или  декомпрессия  одного  из терминоэлементов:
customer acceptance - приемлемость товара для покупателя;
sale-leaseback   transaction - сделка по продаже имущества на  возвратного лизинга;
termination income benefit - денежное пособие,   выплачиваемое по  истечении срока действия договора.
 
 
I.3.Взаимосвязь между БЭЛ и лакуной
 
Национально-культурное своеобразие лексики может проявляться не только в наличии серий специфических слов, но и в отсутствии слов для значений (денотатов), выраженных в других языках. Как и БЭЛ, такие понятия и слова, выражающие их, называются «лакунами» и заметны только при сопоставлении языков. Лингвисты считают, что понятие безэквивалентная лексика является очень близким понятием к понятию «лакуна», лежащем в основе так называемой проблемы «лакунарности» в межкультурной коммуникации.
В лингвистике и психолингвистике под «лакунами» понимаются базовые элементы национальной специфики лингвокультурной общности, затрудняющие понимание некоторых фрагментов текстов инокультурными реципиентами [Белянин, 2000, с. 95-96]. Термин «лакуна» был введен в отечественную лингвистику Ю.С.Степановым, который назвал их «пробелами», «белыми пятнами на семантической карте языка» [Степанов: 1965, с. 120].
  Существуют и другие термины для обозначения понятия «лакуна» (в англоязычной литературе называемой “gap”): «случайные пробелы в речевых моделях» («random holes in speech patterns»), этноэйдемы,  лингвокультуремы, этнолингвокультуремы.
  В лингвистической литературе нет унифицированной типологии лакун. Исследователи классифицируют их по-разному.
  Так, например,  Ю.С. Степанов выделяет абсолютные и относительные лакуны. Согласно исследователю, абсолютные лакуны осознаются при составлении переводных словарей как слова, не имеющие эквивалента в виде слова в данном языке. К относительным лакунам относятся слова, употребляемые в языке редко и при особых обстоятельствах [Степанов: 1985 c. 17]. Так, примерами абсолютных лакун для английского языка являются русские слова кипяток, ровесник, именинник, для русского: grandparents,sibling, fortnight. Относительными лакунами для английского языка являются высокочастотные в русском языке слова душа, тоска, судьба. И.А.Стернин называет такие лакуны соответственно - межъязыковые мотивированные, объясняющиеся отсутствием соответствующего предмета или явления, и немотивированные лакуны, которые  не могут быть объяснены отсутствием таковых [Стернин: 2001].
В.А. Муравьёв выделяет помимо абсолютных и относительных лакун также векторные, стилистические и ассоциативные лакуны [Муравьев: 1975, с. 34].
  Этнокультурные лакуны могут обнаруживаться как на вербальном уровне (в частности, лексическом - отсутствие слов и выражений; грамматическом – отсутствие грамматических категорий; морфологических показателей, стилистическом – разница в использовании схожих языковых средств в разных функциональных стилях;  паралингвистическом – способ заполнения пауз), так и на невербальном уровне  (разница в этикетных характеристиках актов общения, ролевые особенности общения, отсутствие   жестов,   цветовых ассоциаций,  психологических установок и т.д.). К числу лакунизированных (национально-специфических) особенностей речи относят даже номенклатуру текстовых жанров [Белянин В.П., Nunan D.и др.].
Например, согласно точке зрения, представленной в монографии «Текст как явление культуры», лакуны могут быть языковыми (лексическими, грамматическими, стилистическими) и культурологическими (этнографическими, психологическими, поведенческими, кинесическими и др.). Кроме того, лакуны могут быть не только интеркультурными или интеръязыковыми (возникающими в процессе межкультурного общения), но и интракультурными (интраязыковыми) [Антипов Г.А. и др.: 1989, с. 97].
Они могут осознаваться реципиентом как нечто странное, требующее интерпретации (эксплицитные лакуны) или же оставаться для него в «зоне нечувствительности» (имплицитные лакуны). Лакуны могут различаться по мощности, или глубине: конфронтативные (мощные, глубокие лакуны) и контрастивные (слабые, неглубокие). По мнению авторов, лакуны существуют в текстах (коммуникатах) и затрудняют понимание соответствующего фрагмента текста инокультурным реципиентом .
  С точки зрения З.Д.Поповой и И.А.Стернина, лакуна - это отсутствие единицы в одном языке при ее наличии в другом. Эти авторы подчеркивают, что «главной особенностью лакун является то, что они возникают в процессе общения, в ситуации контакта двух культур». Кроме того, они систематизируют лакуны  и подразделяют также и на других основаниях: по системно-языковой принадлежности (межъязыковые и внутриязыковые), по парадигматической характеристике (родовые и видовые), по степени абстрактности содержания (предметные и абстрактные), по типу номинации (номинативные и стилистические), по принадлежности лакуны к определенной части речи (частеречные) [Попова, Стернин: 2003, с. 19-20].
  Этнографические лакуны иногда вызваны отсутствием в одной культуре тех реалий, которые имеются в другой. Так, в английском языке наряду со словом lawyer «юрист, адвокат», есть еще несколько слов для обозначения разновидностей адвокатской профессии, которым в русском языке нет соответствующего однословного эквивалента: barrister (имеющий право выступать в судах), solicitor (подготавливает дела для барристера), counsel (консультирует клиентов), counsellor (советник по разным юридическим  вопросам), advocate (адвокат высшей квалификации).
  В других случаях лакуна в языке образуется потому, что в данной культуре не столь часто приходится проводить различие между тем, что в другой культуре различается постоянно.
Например, в русском деловом языке есть общее слово «льгота», имеющее целый ряд соответствий в английском языке. Так priveledge, benefit это «льгота» с оттенком значения «привилегия», franchise - «льгота» (как «особое право»), exemption, immunity, relief - «льгота» (как «освобождение»), grace - «льгота» (в значении «отсрочка»).
  Таким образом, лакуны свидетельствуют об избыточности или недостаточности опыта одной лингвокультурной общности относительно другой.
  Из этого следует, что в межкультурной деловой коммуникации процесс адаптации фрагментов ценностного опыта одной лингвокультурной общности при восприятии его представителями некоторой другой культуры по существу сводится к процессу элиминации лакун разных типов.
  Элиминация лакун в текстах, адресованных инокультурному реципиенту может осуществляться, как показывает анализ литературы, двумя способами: заполнением и компенсацией.
  Заполнение представляет собой процесс раскрытия смысла некоторого понятия (слова, принадлежащего незнакомой реципиенту культуре), реализуемого посредством таких конкретных переводческих приемов, как перевод-описание или разъяснительный перевод, трансформационный (контекстный или контекстуальный) перевод.
Суть компенсации заключается в том, что для снятия национально-специфического барьера в ситуации контакта двух культур, т.е. для облегчения понимания того или иного фрагмента чужой культуры в текст в той или иной форме вводится специфический элемент культуры реципиента, т.е. осуществляется приближенный (приблизительный) перевод при помощи «аналога» или кальки. Тем не менее, по нашим наблюдениям, наиболее частотным и адекватным приемом элиминации лакун в деловой сфере коммуникации является транскрипция (передача на уровне фонем) или транслитерация (передача на уровне графем). Последние из упомянутых зачастую сопровождаются описательным переводом.
  В результате элиминации «в тексте некоторой культуры появляются элементы другой культуры - схожие или близкие к элементам исходной культуры, но не совпадающие с ними. При этом, как правило, облегчается понимание текста инокультурным реципиентом, но в определенной степени утрачивается национальная специфика исходной культуры» [Антипов и др.: 1989, с.80-83].
  Приведем примеры элиминации этнокультурных деловых лакун с помощью перечисленных способов и приемов при помощи:
транскрипции и транслитерации: escrow - «эскроу»(блокированный счет); cap - «кэп» (максимальная фиксированная сумма, до которой может изменяться сумма выплат по процентам или ежемесячных выплат в течение срока действия ипотеки) (этот же термин можно перевести методом переводческого аналога - «потолок»); CUSIP number - число «Кьюсип» (компьютеризованный номер, присваиваемый в США с 1970 года каждой ценной бумаге для облегчения ее идентификации, CUSIP - аббревиатура названия соответствующего комитета - Committee of Uniform Securities Identification Procedures); Forbes 500 - «Форбс 500» (список 500 крупнейших американских компаний, ежегодно публикуемый журналом "Forbes"); tick - «тик» (финансовый шаг в измерении биржевой цены ценной бумаги) и др.; калькирования: golden handcuffs -«золотые наручники» (денежное вознаграждение работника, удерживающее его на данной работе); golden hello -«золотое приветствие» (внушительная сумма денег, выплачиваемая специалисту, которого переманивают из одной фирмы в другую); golden parachute - «золотой парашют» (контракт менеджеров с компанией о выплате большого вознаграждения в случае увольнения); non-bank bank - «небанковский банк» (компания, которая не оказывает полного спектра банковских услуг, только принимает депозиты или выдает кредиты); nifty-fifty - «50 любимчиков» (50 видов акций, наиболее популярных среди инвесторов, обычно отличаются высоким стабильным доходом и доходностью  выше среднерыночной);описательных эквивалентов: sitting next to Nelly - (разг.) «проходить стажировку на рабочем месте рядом с наставником»;  hive-off- «отпочкование» одной компании от другой; field audit - «документальная контрольная проверка с выездом на предприятие»; marked-up method - «метод расчета НДС на базе торговой наценки»; bank run - «согласованные действия вкладчиков, одновременно забирающих свои деньги из банка из опасения, что он обанкротится» и т.д.;переводческий «аналог»: Corporate lingo- «жаргон фирмы»; clean bill of health - «абсолютно здоров» (выражение, употребляющееся по отношению к лицу/организации, которые не вызывают никаких тревог в финансовом отношении); junk bond - «бросовая облигация», «макулатура»; call-in pay - «плата за явку» (оплата служащего, явившегося на работу и узнавшего, что в этот день работы для него нет); cooling-off period - «период раздумий» (при заключении контракта обычно дается срок в несколько дней или недель, в течение которого можно передумать и отказаться от сделки); takeout - «улов» (прибыль, полученная в результате продажи одной партии акций и покупки другой партии по более низкой цене) и т.д.; трансформационный перевод: tо keep a low profile - «не афишировать свою деятельность» (антонимический перевод); priveledge, benefit (привелегия),  franchise (особое право), exemption, immunity, relief (освобождение), grace (отсрочка) - на русский язык часто переврдится методом генерализации как «льгота»; tax arrears, tax in default, tax owing, shortreceipts, underpayments -«недоимка, налоговая недоплата» и т.д..
Таким образом, проблема элиминации этнокультурной лакунированной или частично лакунированной «деловой» («экономической») лексики является одной из проблем, которую необходимо преодолевать коммуникантам в межкультурной бизнес-коммуникации на этносемантическом уровне. Она может быть решена за счет ознакомления коммуникантов со спецификой такой лексики, а также способами и приемами ее элиминирования
 
Лакуна (от.лат. Lacuna - углубление, впадина) - отсутствие в одном из языков наименования того или иного понятия. Условия социально-политической, общественно-экономической, культурной жизни и быта народа, его мировоззрения, психологии, традиций и т.д. обусловливают возникновение понятий, принципиально отсутствующих у носителей других языков. Соответственно, в других языках не будет и однословных словарных эквивалентов для их передачи.
Проблемой лакуны интересовались Л.С. Бархударов, И.И. Ревзин, В.Ю. Розенцвейг, Г.Д. Томахин и ряд других исследователей.
  Лакуны условно подразделяются на мотивированные и немотивированные. Мотивированные лакуны связаны с отсутствием самой реалии у того или иного народа. Мотивированные лакуны выявляются в сфере так называемой безэквивалентной лексики. Они обычно даются при переводе с пояснениями.
  Немотивированные лакуны не поддаются объяснению через отсутствие реалии: соответствующие реалии есть, но народ в силу культурно-исторических причин их как бы на заметил, не сформулировал понятий об этих реалиях, оставил их неназванными, например: в русском языке: мать мужа - свекровь, мать жены - тёща, в английском языке нет дифференциации: mother-in-law; соответственно: тесть, свекор, father-in-law.
I.5.Проблемы перевода БЭЛ
 
  Изучением  проблемы перевода безэквивалентной лексики занимался целый ряд таких крупных ученых как Суперанская А.В., Иванов А.О., Влахов С. и Флорин С., Кабакчи В.В.
  Как считает А.О. Иванов, – вопросы, связанные с эквивалентностью и безэквивалентной лексикой, справедливо рассматриваются как часть общей проблемы эквивалентности перевода. Несмотря на то, что этот аспект проблемы эквивалентности неоднократно затрагивался в литературе по теории перевода и в специальных исследованиях, границы безэквивалентной лексики остаются недостаточно чётко очерченными. В большинстве работ по теории перевода под безэквивалентной лексикой чаще всего подразумевается почти исключительно реалии исходного языка .
  Уже в самых первых попытках филологов определить цели и задачи перевода можно найти начало теоретических споров нашего времени о допустимости буквального или вольного перевода, о необходимости сохра-нить в переводе то же воздействие на читателя, которым обладает оригинал и т.п.
Но основы научной теории перевода стали разрабатываться только к середине ХХ века, когда переводческая проблематика привлекла внимание языковедов. До этого времени считалось, что перевод никоим образом не может включаться в круг вопросов, изучаемых лингвистической наукой.
  Отношение языковедов к переводу чётко выразил В. Гумбольдт в письме к известному немецкому писателю и переводчику Августу Шлеге-лю: «Всякий перевод безусловно представляется попыткой разрешить не-выполнимую задачу. Ибо каждый переводчик неизбежно должен разбиться об один из двух подводных камней, слишком точно придерживаясь либо своего подлинника за счёт вкуса и языка собственного народа, либо своеобразия собственного народа за счёт своего подлинника» .
  Что касается отечественной науки о языке, то в её традиции перевод принято рассматривать как сложное многоаспектное понятие, которое представляет собой в первую очередь процесс межъязыковой трансформации текста. Переводом с одной стороны следует считать процесс преобразования с исходного языка (ИЯ) на переводящий язык (ПЯ), с другой стороны, перевод – это изменение речевого произведения на одном языке в речевое произведение на другом языке при сохранении неизменного плана содержания, то есть значения. [Иванов А. О.- 2006, 103 стр.]
 
Сам по себе предмет теории перевода изучает процесс создания вторичного текста (текста на ПЯ) с той или иной степенью соответствия репрезентирующего оригинальный текст (текст на ИЯ). При этом для переводчика крайне важно донести не только чисто информационную часть оригинала, но и его экспрессивное наполнение, т.е. не только то что написал автор, но и то как он это сделал .
В той мере, в какой практический опыт коллектива, говорящего на данном языке, одинаков у коллективов, говорящих на разных языках, одинаковы и значения, выражаемые в этих языках. Поскольку сама реальная действительность, окружающая разные языковые коллективы, имеет гораздо больше общих черт, чем различий, постольку значения разных языков совпадают в гораздо большей степени, чем они расходятся. В этом состоит теоретическое оправдание принципа «переводимости», который составляет основу процесса межъязыковой и межкультурной коммуникации – масштабного явления, в которое вовлечены носители самых разных языков и культур.
  Однако существуют точки зрения, согласно которым перевод всегда является операцией, относительной по своим результатам, так как в каждом языке по отношению к любому другому есть элементы, передача значения которых в нормальных условиях в рамках самого текста невозможна, а основные ограничения на любой перевод накладывают, главным образом, внутрилингвистические значения .
  Безэквивалентная лексика, как правило, вызывает наибольшую трудность при переводе на иностранный язык, так как словарный перевод такой лексики не даёт результата. Примером особого подхода к переводу безэквивалентной лексики можно считать перевод семантических лакун, т.е. слов, не имеющих на ПЯ эквивалентов в виде отдельных слов. Такими семантическими лакунами по отношению к русскому языку являются такие англий-ские слова как bouncer, glimpse, barber и т.д. Однако факт отсутствия в русском языке отдельных слов, закреплённых за этими понятиями не означает, что все эти специфически национальные понятия нельзя передать в переводе, хотя бы путём описательного перевода, который можно признать основным способом перевода семантических лакун.
  Один из вариантов безэквивалентной лексики – слова широкой семантики, которые обнаруживают расхождение референциальных значений в ПЯ по сравнению с ИЯ, например iron – утюг и железо, рука – arm, hand, переводчик – interpreter, translator. При этом, выбор требуемого соответствия в переводе этого типа безэквивалентной лексики возможен только при условии выхода за пределы языкового контекста и знания самой реальной обстановки или ситуации.
  Отдельную разновидность переводческих трудностей представляет собой альтернативно-безэквивалентная лексика. Это особая разновидность безэквивалентной лексики, в которую входят имена собственные, безэквивалентность которых обусловлена национальным своеобразием языка и культуры народа, говорящего на ИЯ. Как правило, при переводе имена собственные заимствуются путём транскрипции – передачи звучания имени собственного. Однако в тех случаях, когда имя собственное не просто называет предмет, а имеет некое дополнительное значение, механическая передача звучания не обеспечивает адекватности перевода. Адекватность перевода достигается только путём экспликации смысловой структуры, которая, применительно к различным типам имён собственных имеет определённые закономерности».
  В качестве отдельной группы безэквивалентной лексики А. О. Иванов рассматривает языковые реалии – особые слова и словосочетания, назы-вающие объекты, характерные для жизни, быта, культуры, социального и исторического развития одного народа и чуждые другому; будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках. Существует несколько способов передачи реалий на ПЯ: 1) калькирование, т.е. повторение внутренней формы исходного слова, например: Grand Jury – Большое жюри, backbencher – заднескамеечник и т.д.; 2) использование существую-щего аналога, например: drugstore – аптека; 3) транслитерация/транскрипция, например: pub – паб; 4) приближенный или описатель-ный перевод, например: drive-in – автокинотеатр.
К определённому типу безэквивалентной лексики относятся и фразеологизмы, для которых существует два способа перевода – лексический или описательный (например: husband’s tea – слабый чай) и калькирование (на-пример: fat cats – жирные коты). [Иванов А. О.- 2006, 67 стр.]
 
  В целом, перевод всех видов безэквивалентной лексики считается крайне сложной проблемой, поскольку перед переводчиком всегда стоит проблема выбора между калькированием и разъяснительным, описательным переводом. Сохранение внутренней формы может вести к нарушению в прагматике, а сохранение прагматического значения может сопровождаться потерей референции, т.е. определённой части смысла. Этот выбор не может быть закреплён какой-либо универсальной переводческой нормой, а осно-ван только на степени мастерства и вкуса переводчика.
 
 
 
 ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ I
 
Сказанное выше позволяет сделать следующие выводы:
Исходя из теории безэквивалентной лексики, полная тождественность при переводе этой группы лексики невозможна. Это обусловлено тем, что единицы лексики на ИЯ (а безэквивалентной лексики в особенности) обладают не только разными экспонентами (фонемным составом, морфемами, устроенными по различным правилам), но и разными значениями и значимостями, поскольку каждое слово данного языка входит в своё семантическое поле и имеет значение только в оппозиции к остальным членам того же поля и своему языку в целом. Несмотря на это, перевод безэквивалентной лексики должен претендовать на эквивалентную презентацию. Данная эквивалентная передача может осуществляться с применением определённых теоретических принципов.
Явление безэквивалентности возникает вследствие отсутствия или недифференцированности того или иного понятия, обозначаемого термином ИЯ, в терминосистеме ПЯ. Основная причина безэквивалентности- различия в реалиях научной действительности, ведущие к отсутствию в ПЯ тех или иных понятий ИЯ.  Подавляющее большинство безэквивалентных терминов может быть переведено посредством калькирования, с применением грамматических и лексических трансформаций(замена частей речи, лексическая замена). Описательный перевод в силу его громоздкости может быть использован значительно реже. Транскрипция и транслитерация используются в единичных случаях при переводе терминов-слов,когда возможно органичное включение заимствования в систему понятий соответствующей области.
Не имея возможности останавливаться на существенных сторонах каждого из всех, упомянутых выше терминов, следует отметить, что каждый из них смещает значение, заложенное в термине «реалия», в сторону какого-либо одного компонента, например, термин «локализм» приближает значе-ние к «диалектизмам», «областной лексике», а «экзотизм» акцентирует внимание на предметах национального колорита
 
  Что касается безэквивалентной лексики – термин, как было указано выше, может рассматриваться как синоним «реалии». Однако говорить о безэквивалентной лексике в плоскости одного языка не следовало бы, поскольку «границы безэквивалентной лексики гораздо шире».
 
 
ГЛАВА II.Реалии как лингвистическое явление
 
  Необходимо определить терминологические рамки понятия «реалия», тем более, что в переводоведческой литературе оно получило достаточно широкое распространение. Термин «реалия» в научной литературе отождествляется с понятием, которое используется в данной работе, а именно – с «безэквивалентной лексикой» .Однако объяснение одного термина через другой, содержание которого также не-достаточно точно определено, способно вызвать дальнейшие трудности. Следовательно, целесообразно было бы разграничить между собой понятия «реалия» и «безэквивалентная лексика». На недостаточную изученность обоих понятий в современной науке о языке указывает тот факт, что понятия «реалия» и «безэквивалентная лексика» не представлены в Лингвистическом энциклопедическом словаре 1990г. отдельными статьями.
  Для обозначения специфических элементов внутренних и внешних культур – «языковых реалий» и «безэквивалентной лексики» – некоторые исследования предлагают термины «идионим» и «ксеноним». Однако при такой классификации используются скорее внелингвистические критерии, согласно которым такие слова как «Brooklin» и «Acropolis» попадают в раз- ные категории.
  Таким образом, каждый из этих терминов сужает значение определения «реалия» до отдельного преобладающего, но не исчерпывающего признака. Наиболее соответствующим термину «реалия» можно признать словосочетание «этнокультуроведческая лексика», которое содержит в себе наибольшее число компонентов, характеризующих данную «историко-этническую общность людей» .
  В результате, вырисовывается облик реалий как особой категории средств выражения: слова и словосочетания, называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому. Будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, а, следовательно, не поддаются переводу «на общем основании», требуя особого подхода.
  Но есть один момент, отличающий реалию от безэквивалентного слова: в общих чертах «слово может быть реалией по отношению ко всем или большинству языков, а безэквивалентным - преимущественно в рамках данной пары языков, т.е., как правило, список реалий данного языка будет более или менее постоянным, в то время как словарь безэквивалентной лексики окажется различным для разной пары языков» [Влахов, 1980, с.43].
  После этого сравнения близких категорий можно уже составить более или менее четкое мнение о той своеобразной категории слов, которую мы называем реалиями. Однако прежде чем сформулировать окончательное определение, хотелось бы привести дефиниции других исследователей.
 
 
  II.1. Определение и сущность реалий
  Как лингвистическое явление реалии относятся к категории безэквивалентной лексики. Они являются частью фоновых знаний и представляют собой значи-тельный интерес при исследовании взаимодействия языка и культуры. «Специалисты все больше внимания уделяют социальной стороне языка, которая непосредственно отражает его взаимодействие с жизнедеятельностью народа на нем говорящего».Основная проблема, с которой сталкивается переводчик при передаче ре-ференциальных значений, выраженных в исходном тексте, - это несовпадение круга значений, свойственных единицам исходного языка (ИЯ) и переводящего языка (ПЯ). Л.С. Бархударов отмечает, что все типы семантических соответствий между лексическими единицами двух пунктов можно свести к трем основным: полное соответствие; частичное соответствие; отсутствие соответствия .  В тех случаях, когда соответствие той или иной лексической единице одного языка в словарном составе другого языка полностью отсутствует, принято говорить о безэквивалентной лексике. Этот термин ввели Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров.   Под безэквивалентной лексикой они понимают «слова, служащие для выра-жения понятий, отсутствующие в иной культуре и в ином языке, слова, относящиеся к частным культурным элементам, т.е. к культурным элементам, характерным только для культуры А и отсутствующим в культуре В, а также слова, не имеющие перевода на другой язык, одним словом, не имеют эквивалентов за пределами языка, к которому они принадлежат». При этом отмечается, что характерной чертой безэквивалентных слов является их непереводимость на другие языки с помощью постоянного соответствия, их несоотнесенность с некоторым словом другого языка. Но это не обозначает того, что они совсем непереводимы. Само собой разумеется, что возможность правильно передать обозначения вещей, о которых идет речь в подлиннике, и образов, связанных с ними, предполагает знание действительности, изображенной в переводимом произведении. За этими знаниями, как в страноведении, так и в сопоставительном языкознании и теории перевода закрепилось определение «фоновых».    Фоновые знания – это «совокупность представлений о том, что составляет реальный фон, на котором развертывается картина жизни другой страны, другого народа» .Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров определяют их, как общие для участников коммуникативного акта знания .Фоновые слова представляют собой значительный интерес при исследовании сложного взаимодействия языка и культуры. Е.И. Шумагер отмечает, что фоновые слова – это лексические единицы, на первый взгляд самые обычные, свободно переводящиеся на иностранные языки, которые содержат, однако, ценную информацию о специфически национальной внеязыковой деятельности .   Для теории и практики перевода большое значение играет одна из групп фоновых знаний – та, которая относится к явлениям специфическим для иной культуры, иной страны и необходима читателям переводимого произведения, чтобы без потерь усвоить в деталях его содержание. Такой частью фоновых знаний являются слова-реалии. В лингвистике существует несколько определений реалий. Согласно определению О.С. Ахмановой, реалии – это «в классической грамматике разнообразные факторы, изучаемые внешней лингвистикой, такие, как государственное устройство страны, история и культура данного народа, языковые контакты носителей данного языка и т.п. с точки зрения их отражения в данном языке» .Само слово «реалия» - латинское прилагательное среднего рода, множительного числа (realis-e; мн. realia - «вещественный», «действительный»), превратившееся под влиянием аналогичных лексических категорий в существительное. О.С. Ахманова отмечает, что реалии – это также предметы материальной культуры . Следует отличать реалии-слова и реалии-предметы. Термин «реалия» в значении реалии-слова, в качестве знака реалии-предмета и как элемент лексики данного языка, получил в переводческой литературе довольно широкое распространение .   По определению Г.Д. Томахина, реалии – это «названия присущих только определенным нациям и народам предметов материальной культуры, фактов истории, государственных институтов, имена национальных и фольклорных героев, мифологических существ и т.п.» .   Таким образом, исследователь включает в понятие реалии наименования отдельных предметов, понятий, явлений быта, культуры, истории данного народа или данной страны. Как видно из определения, Г.Д. Томахин дает определение реалии в значении знака реалии-предмета, не затрагивая вопрос о переводе таких культурно-маркированных единиц.   На наш взгляд наиболее полное определение реалии дают болгарские ученые С. Влахов и С. Флорин: «Реалии – это слова (и словосочетания), называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому, будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, и, следовательно, не поддаются переводу на об-щем основании, требуя особого подхода» . Данное определение дано учеными с точки зрения перевода слов–реалий, поэтому представляет для нас большой интерес. «В процессе перевода противопоставляются друг другу не только языки, но даже тексты, культуры и ситуации» .«Культура как система включает в себя язык» .Реалии характерны для любого языка, им присущ ярко выраженный национальный колорит.  Сопоставление различных языков и культур, по мнению Г.Д. Томахина, позволяет выделить следующие особенности употребления реалий:1. Реалия свойственна лишь одному языковому коллективу, а в другом она отсутствует: Амер. drugstore - аптека - закусочная /Русс. аналога нет.2. Реалия присутствует в обоих языковых коллективах, но в одном из них она имеет дополнительное значение: Амер. сlover leaf – клеверный лист; автодорожное пересечение с развязкой в виде клеверного листа.3. В разных обществах сходные функции осуществляются разными реалия-ми: Амер. sponge – губка / Русс. мочалка (при мытье в ванной, в бане). 4. В разных обществах сходные реалии различаются оттенками своего значения: cuckoo’s call –кукование кукушки в народных поверьях американцев предсказывает, сколько лет осталось девушке до свадьбы, в русских – сколько лет осталось жить . В реалиях наиболее наглядно проявляется близость между языком и культурой: появление новых реалий в материальной и духовной жизни общества ведет к возникновению соответствующих слов в языке. Отличительной чертой реалии является характер ее предметного содержания. Реалии могут быть ограничены рамками даже отдельного коллектива или учреждения. Реалиям присущ и временной колорит. Как языковое явление, наиболее тесно связанное с культурой, эти лексические единицы быстро реагируют на все изменения в развитии общества; среди них всегда можно выделить реалии – неологизмы, историзмы, архаизмы. Каждый из типов реалий требует индивидуального подхода при переводе.   По своим свойствам и функциям реалии близки к терминам и именам собственным. Исследователи культурно-маркированных единиц неоднократно отмечают, что граница между терминами и реалиями весьма условна и очень подвижна. В ряде случаев достаточно сложно установить отличие языковых реалий от терминов. Но всё же есть признаки, по которым вполне возможно дифференцировать реалии от терминов. Сфера применения терминов - это научная литература. Реалии, напротив, чаще используются в художественной литературе, где они служат не только стилистическими целями, но и воссозданию национального, местного и исторического колорита . Термины создаются большей частью искусственно для наименования тех или иных понятий и предметов, для чего иногда используются греческие и латинские морфемы. Реалии возникают естественным путем, в результате народного словотворчества.   Термины, являясь наименованием каких-либо предметов, распространяются с распространением этих предметов, а реалии являются достоянием того народа, в культуре и языке которого они появились. Терминам, как правило, не свойственна ни эмоциональность, ни образность, но реалии, имея специфические свойства, обычно обладают этими. С. Влахов и С. Флорин также отмечают, что термины принадлежат к единицам, переводимым эквивалентам почти в любом контексте, а реалии, как уже упоминалось выше, относятся к безэквивалентной лексике. От реалий термины отличаются и своим происхождением .Рассматривая соотношение реалий и имен собственных, необходимо заметить, что мнения исследователей по поводу принадлежности имени собственного к реалиям во многом расходятся. «Собственное имя всегда является носителем страноведческой, культурной информации».
  Многие из авторов, говорящих о реалиях, дают приблизительные, неполные определения, отмечая лишь те или иные признаки.
Так, у Л.Н.Соболева «термином «реа0лия» обозначаются бытовые и специфически национальные слова и обороты, не имеющие эквивалентов в быту, а следовательно, и в языках других стран, и слова из национального быта, которых нет в других языках, потому что этих предметов и явлений нет в других странах» [Соболев, 1952, с.281].
  Вл. Россельс видит в реалиях «иноязычные слова, которые обозначают понятия, предметы, явления, не бытующие в обиходе того народа, на язык которого произведения переводятся» [Россельс, 1953, с.169].
  А.В.Федоров пишет о словах (не давая им никакого названия), «обозначающих реалии общественной жизни и материального быта» [Федоров, 1963, с.175], т.е. таких, которые обозначают «чисто местное явление, которому нет соответствия в быту и в понятиях другого народа» [Федоров, 1963 с.160].
Т.И.Черемисина считает, что слова-реалии являются «локально-маркированными и служат для обозначения обычаев, предметов обихода, свойственных определенной нации» [Черемисина, 1983, с.27].
  В.Д.Филатов дает более широкое определение словам-реалиям. Он выделяет «во-первых, слова-реалии, связанные с новыми условиями окружающей среды, а во-вторых, со сложными взаимоотношениями между представителями различных этнических общностей в быту и трудовой деятельности» [Филатов, 1981, с.171].
Г.Д.Томахин приводит следующее определение: «Реалии – это названия присущих только определенным нациям и народам предметов материальной культуры, фактов истории, государственных институтов, имена национальных и фольклорных героев, мифологических существ, и т.п.» [Томахин, 1988, с.5]
  Из всего вышеизложенного вырисовывается облик реалии как особой категории средств выражения. Реалии – это слова и словосочетания, называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому, которые являются носителями национального и исторического колорита, и не имеют, как правило, точных соответствий (эквивалентов) в других языках.
  Слово "реалия" - латинское прилагательное среднего рода множественного числа (realis,-e,мн.realia) "вещественный, действительный", превратившееся в русском языке в существительное женского рода.
  О реалиях, как о показателях колорита, конкретных, зримых элементах национального своеобразия, заговорили лишь в начале 50-х годов. [Влахов, 1980, с.5] Видимо этим и объясняется отсутствие четких определений реалий в современных лингвистических словарях.
  Реалии лат. realia 1.В классической грамматике разнообразные факторы, изучаемые внешней лингвистикой, такие как государственное устройство данной страны, история и культура данного народа, языковые контакты носителей данного языка и т.п. с точки зрения их отражения в данном языке.
Различные исследователи также по-разному определяют этот пласт иноязычной лексики. Чаще всего в литературе встречаются термины "безэквивалентная лексика" и "экзотическая лексика" или "экзотизмы" и наряду с ними нередко в том же или близком значении - "варваризм", "локализм", "пробелы" или "лакуны". Роднит эти понятия определенная - национальная , историческая, местная , бытовая - окраска , отсутствие соответствий (эквивалентов) в языке перевода .
 
  II.2.Проблема классификации реалий
 
В настоящее время в научной лингвистической литературе представлены различные классификации реалий по временным, семантическим, грамматическим, местным, фонетическим и прочим признакам. Рассмотрим некоторые из них. Первым учёным, предложившим делить реалии на несколько семантических групп по предметному признаку, был А.Е. Супрун.
  Группирование реалий по предметным областям (в рамках одного произведения) находим у Б.И. Репина. Его классификация выглядит следующим образом:
Бытовые реалии: жильё, одежда, украшения, пища; напитки, родственные отношения; обычаи, игры, песни; названия музыкальных инструментов.
 Этнографические реалии: названия родов и племён.
Мифологические реалии: а) злые духи; б) клич.
Религиозные реалии.
Ономастика.
А.А.Реформатский объединяет реалии по предметно-языковому принципу в следующие группы:
1. имена собственные;
2. монеты;
3. должности и обозначения лиц;
4. детали костюма и украшения;
5. кушанья и напитки;
6. обращения и титулы при именах.
Общая схема классификации реалий С.Влахова и С.Флорина имеет следующий вид:
I. Предметное деление.
II. Местное деление (в зависимости от национальной и языковой принадлежности).
III Временное деление (в синхроническом и диахроническом плане, по признаку «знакоместа»).
Рассмотрим данную классификацию более подробно.
I. Предметное деление.
1. Географические реалии, связанные с физической географией или смежными науками, очень близко стоят к терминам, поэтому четкое их отграничение практически невозможно. Географические реалии включают в себя
- названия объектов физической географии, в том числе и метеорологии;
- названия географических объектов, связанных с человеческой деятельностью;
- названия эндемиков.
2. Этнографические реалии объединяют слова, обозначающие понятия быта, материальной и духовной культуры, религии, искусства, фольклора.
2.1. Быт:
- пища, напитки и т. п.;
- одежда (включая обувь, головные уборы и пр.);
- жилье, мебель, посуда и др. утварь;
- транспорт (средства и «водители»);
- другие (предметы)
2.2. Труд:
- люди труда;
- орудия труда;
- организация труда (включая хозяйство и т. п.).
2.3. Искусство и культура:
- музыка и танцы;
- музыкальные инструменты и др.;
- фольклор;
- театр;
- другие искусства и предметы искусств;
- исполнители;
- обычаи, ритуалы;
- праздники, игры;
- мифология;
- культы -- служители и последователи;
- календарь.
2.4. Этнические объекты:
- этнонимы;
- клички (обычно шутливые или обидные);
- названия лиц по месту жительства.
2.5. Меры и деньги:
- единицы мер;
- денежные единицы.
3. Общественно-политические реалии.
3.1 Административно-территориальное устройство:
- административно-территориальные единицы;
- населенные пункты;
- части населенного пункта.
3.2. Органы и носители власти:
- органы власти;
- носители власти.
3.3. Общественно-политическая жизнь:
- политические организации и политические деятели;
- патриотические и общественные движения (и их деятели);
- социальные явления и движения (и их представители);
- звания, степени, титулы, обращения;
- учреждения;
- учебные заведения и культурные учреждения;
- сословия и касты (и их члены);
- сословные знаки и символы.
3.4. Военные реалии:
- подразделения;
- оружие;
- обмундирование;
- военнослужащие (и командиры).
В.С.Виноградов на основе предметного деления реалий, предложенного С.Влаховым и С.Флориным, создает собственную классификацию, включая в нее
1. ономастические реалии:
- антропонимы;
- топонимы;
- имена литературных героев;
- названия компаний, музеев, театров, магазинов и проч.;
2. ассоциативные реалии:
- вегетативные символы;
- анималистические символы;
- цветовая символика;
- фольклорные, исторические и литературно-книжные аллюзии;
- языковые аллюзии.
Местное деление реалий в классификации С.Влахова и С.Флорина происходит с учетом двух неразрывно связанных и взаимообусловленных критериев:
1) национальной принадлежности обозначаемого реалией объекта - ее референта;
2) участвующих в переводе языков.
Классификация имеет следующий вид:
В плоскости одного языка:
1. "Свои" реалии:
- национальные;
- локальные;
- микролокальные.
2. "Чужие" реалии:
- интернациональные;
- региональные.
В плоскости пары языков:
1. Внутренние реалии.
2. Внешние реалии.
Под "своими" реалиями авторы подразумевают большей частью исконные слова данного языка.
Национальные реалии называют объекты, принадлежащие данному народу, данной нации, но чужие за пределами страны.
  Локальные реалии, в отличие от национальных, принадлежат не языку соответствующего народа, а либо диалекту, наречию, либо языку менее значительной социальной группы.
Микролокальными С.Влахов и С.Флорин называют такие peaлии, сфера употребления которых ограничена лишь одним городом или селом.
"Чужими" реалиями исследователи называют заимствования (т. е. слова иноязычного происхождения, вошедшие в словарный состав языка), кальки (т.е. поморфемные или пословные переводы наименований чужих для данного народа объектов), а также транскрибированные реалии другого языка, часто своего рода окказионализмы или неологизмы.
Интернациональные реалии фигурируют в лексике многих языков и вошли в соответствующие словари, сохранив при этом свою национальную окраску. Особенностью интернациональных реалий является то, что их содержание может отличаться от первоначального: например, ковбой (англ. cowboy) - «пастух» превратился в «бесстрашного» авантюриста, «героя» американских вестернов и приключенческих фильмов.
  Региональными называют реалии, распространившиеся среди нескольких народов, обычно вместе с референтом, и вошедшие в лексикон нескольких языков.
В плоскости пары языков реалии рассматриваются главным образом с точки зрения перевода.
  Внешние реалии одинаково чужды обоим языкам; внутренние реалии -- слова, принадлежащие одному из пары языков, и, следовательно, чужие для другого.
В общих чертах деление по временному признаку относит реалии к одной из предложенных групп:
- современные реалии;
- исторические реалии.
По утверждению самих авторов приведенных в настоящей работе классификаций, деление реалий в значительной мере условно. Многие их них можно отнести одновременно к нескольким рубрикам предметной классификации, к различным ее делениям или к другим классам переводоведческих единиц.
 
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ II
 
  Слова-реалии являются очень своеобразной и вместе с тем довольно сложной и неоднозначной категорией безэквивалентной лексики.
2. Существует несколько определений слов-реалий. Некоторые из них даны исследователями в свете теории перевода, в других раскрывается понятие реалии как единицы языка.
В современной лингвистике не выработано единой классификации реалий. Некоторые исследователи не употребляют термин реалия, предпочитая термин безэквивалентная лексика или фоновая информация, другие выделяют реалии как отдельный пласт безэквивалентной лексики и предлагают собственную классификацию.
5. Главный принцип всех имеющихся классификаций реалий – это тематический принцип.
6. Реалии как категория языковых единиц представляет собой большую трудность для переводчика.
7. Предлагаются разнообразные приемы передачи реалий при переводе: транскрипция, транслитерация, калькирование, описательный перевод, приближенный перевод, трансформационный перевод и гипонимический перевод.
  Исследователи также дают неточные, приблизительные определения этого понятия, отмечая лишь те или иные из его признаков.Наиболее полным можно считать следующее определение реалии.
Реалии – это слова и словосочетания, называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому, которые являются носителями национального и исторического колорита, и не имеют, как правило, точных соответствий (эквивалентов) в других языках.
 
ГЛАВА III.Oсобенности перевода реалий “быта”
 
Основным критерием отбора художественной литературы для перевода являлась степень насыщенности текста реалиями, связанными с бытовыми ситуациями. В предыдущей главе мы подразделили такого рода реалии на определённые группы относительно способов их перевода, т.к. в процессе исследовательской работы мы пришли к выводу о том, что язык народа формирует в сознании его носителей определённую картину мира. Эта картина мира может существенно отличаться от языковой картины мира другого народа, и именно из-за этих культурных и языковых различий в картине мира возникает так называемая «безэквивалентная лексика», перевод которой сопряжён с определёнными трудностями. В сферу «безэквивалентной лексики» входят и реалии или культурно-обусловленные явления.
В процессе перевода нижеприведённых отрывков из художественных произведений мы использовали различные приёмы передачи реалий ИЯ на ПЯ, описанные во втором параграфе Главы II, чтобы на практике доказать эффективность этих способов перевода относительно культурно-обусловленных явлений.
  К этнографическим реалиям относятся прежде всего реалии быта, в которые включаются жилье, мебель, посуда и другие предметы домашнего обихода. В нашем материале было отмечено несколько реалий данной группы. Рассмотрим все случаи их употребления и перевода
Классификация слов–реалий в произведениях Т. Капоте.
 
Этнографические реалии: 1.Быт а)пища, напитки – Then we sliced the devil’s-food cake and took it into Dolly’s room.
Devil’s-food cake- обливной шоколадный торт
Every man in town must have treated me to a Dixie Cup or a  box  of  Cracker jack. Dixie Cup – фирменное название бумажных стаканчиков. Здесь  имеется  в  виду стаканчик лимонада и т.п. Cracker jack - глазированная воздушная кукуруза  с орехами.  During the past few days he’d known a hunger that  nothing  –  3  successive steaks,  a dozen Hershey bars,  a pound of gum-drops – seemed to  interrupt. б) Внутренние устройство помещения From Catherine’s satchel we took a rose and gold scrapquilt. Scrapquilt  –  одеяло,  сшитое  из  разных кусочков  материи,  лоскутное одеяло. There was a hook rug  on the floor, rocking chairs. Hook rug  –  коврик   из   скрученных в жгуты тряпок,  связанный крючком.  в) Мебель There was a rolltop clesk, a library  of  ledgers,  filing  cabinebs.   A rolltop desk – стол-бюро с крышкой на роликах; A library of ledgers – библиотека гроссбухов; Filing cabinets – картотеки.  г) Жилье If  was  a  very  intelligent account  of  life  in  Alaska – charming descriptions of her father’s sheepranch, of nothern lights. For instance,  there is a brownstone in the East Seventies. Brownstone  -   зажиточный, аристократический  (adj.).  Зд. особняк.  2. Бытовые заведения  а) Гостиницы He could see the towers of the  pale, expensive hotels –  the  Fontainbleau, the Eden Roc, the Roney  Plaza.  -She lives at the “Winslow”. -Don’t live “Barbizon”  б) Увеселительные заведения He was off to a dance at the clubhouse,  and  he  came  into  Verena’s drugstore.  «В небольшом американском  городке  клуб  –  это  содержащаяся  на  членские взносы организация, в которой может состоять определенная социальная  группа людей. При таком клубе обычно имеются теннисные корты, бассейн. В  помещении клуба есть ресторан, зал для танцев.  в) Магазины They went on to attack a few more clothing emporiums – Sheperd  &  Foster’s, Rothschild’s, Shopper’s Paradise.  The next day, Friday, I came home  to  find  outside  my  door  a  grandluxe Charles & Co basket with her card.  Charles & Co – Чарльз и К, дорогой универсальный магазин. г) Кафе, рестораны, закусочные He drove out to the Dance-N-Dine with Mamie Curtiss.  Dance-N-Dine  -  ресторан  с  танцами. Названия американских кабачков, дансингов, мотелей, магазинов для привлечения клиентов  часто  пишутся  так, как они звучат, N=and, которое в безударном положении  имеет  редуцированную форму.Once a visiting relative took me to «21».  «21» - название модного шикарного нью-йоркского ресторана, где  есть  бар  и даются эстрадные представления, в американском:
drugstore - аптека, закусочная; strong bath - обтирание тела мокрой губкой
 Coca-Cola - сладкий безалкогольный напиток американского происхождения fast-food - пища, такая как гамбургеры, рыба и чипсы, пицца и курица, быстро приготовленная и продающаяся в ресторанчиках
Devil’s food cake – обливной шоколадный торт.
Every man in town must have treated me to a Dixie Cup or a box of Cracker jack.
Dixie Cup – фирменное название бумажных стаканчиков. Здесь имеется в виду стаканчик лимонада и т.п. Cracker jack - глазированная воздушная кукуруза с орехами.
During the past few days he’d known a hunger that nothing – 3 successive steaks, a dozen Hershey bars, a pound of gum-drops – seemed to interrupt.
а) одежда, обувь: Reebok – expensive and fashionable sports clothes;
б) пища, напитки: Coca-Cola; hamburger;
в) бытовые заведения: pub – a place, not a club or hotel;
г) отдых, времяпрепровождение, спорт, игры: baseball; Boot Race; cricket; rugby;
д) обычаи и традиции, праздники: May Day;
е) растения и животные, охрана окружающей среды: daffodil; national park
Группы слов реалий по Виноградову В.С.Лексика, называющая бытовые реалии:  а) жилища, имущество :  -кладовой каменной – stone chamber; -воину персидскому – Persian warrior; -терема девичьи – maiden chambers; -дом не дом, чертог не чертог, а дворец королевский или царский –neither house nor   mansion, but a magnificent palace, royalor imperial;-широкий двор, в ворота широкие, растворенные – the great courtyardthrough grand open portals;-лестнице из мрамора зелёного, из малахита медного, с периламипозолоченными – staircase, this one of green marble and malachite withgilded  banisters;-золотой кувшин – a golden vase;-скамью парчовую – the brocade-covered bench.б) одежда уборы:-серебряной парчи – silver brocade;-соболя сибирского – Siberian sable.в) пища, напитки:-яства стоят сахарные, и вина заморские, и питья медвяные – sweetmeats,meads and foreign wines;-чай и кофей – tea and coffee;-закуска сахарная – a tray of sweetmeats.г) денежные знаки, единицы меры:-сажени – seven yards down.д) обращения:-дочери мои милые, дочери мои хорошие, дочери мои пригожие – o my kindand sweet  and tender daughters;-государь ты мой батюшка родимый – sire, my dear beloved father;-ты гой еси, господин честной, зверь лесной, чудо морское – dear lordand Master, Honest Sir, beast of the Forest, Denizen of the Deep;-госпожа моя распрекрасная, красавица ненаглядная – my fair mistress, sodelightful to behold;-мой верный раб – my faithful slave;-красавица возлюбленная – beloved fair maiden. Внутренние устройство помещения
From Catherine’s satchel we took a rose and gold scrapquilt.
Scrapquilt – одеяло, сшитое из разных кусочков материи, лоскутное одеяло.
There was a hook rug on the floor, rocking chairs.
Hook rug – коврик из скрученных в жгуты тряпок, связанный крючком.
в) Мебель
There was a rolltop clesk, a library of ledgers, filing cabinebs.
A rolltop desk – стол-бюро с крышкой на роликах;
A library of ledgers – библиотека гроссбухов;
Filing cabinets – картотеки.
г) Жилье
If was a very intelligent account of life in Alaska – charming descriptions of her father’s sheepranch, of nothern lights.
For instance, there is a brownstone in the East Seventies.
Brownstone - зажиточный, аристократический (adj.). Зд. особняк.
2. Бытовые заведения
а) Гостиницы
He could see the towers of the pale, expensive hotels – the Fontainbleau, the Eden Roc, the Roney Plaza.
-She lives at the “Winslow”.
-Don’t live “Barbizon”
б) Увеселительные заведения
He was off to a dance at the clubhouse, and he came into Verena’s drugstore.
«В небольшом американском городке клуб – это содержащаяся на членские взносы организация, в которой может состоять определенная социальная группа людей. При таком клубе обычно имеются теннисные корты, бассейн. В помещении клуба есть ресторан, зал для танцев.
в) Магазины
They went on to attack a few more clothing emporiums – Sheperd & Foster’s, Rothschild’s, Shopper’s Paradise.
The next day, Friday, I came home to find outside my door a grandluxe Charles & Co basket with her card.
Charles & Co – Чарльз и К, дорогой универсальный магазин.
г) Кафе, рестораны, закусочные
He drove out to the Dance-N-Dine with Mamie Curtiss.
Dance-N-Dine - ресторан с танцами. Названия американских кабачков, дансингов, мотелей, магазинов для привлечения клиентов часто пишутся так, как они звучат, N=and, которое в безударном положении имеет редуцированную форму.
Once a visiting relative took me to «21».
«21» - название модного шикарного нью-йоркского ресторана, где есть бар и даются эстрадные представления.
Отрывки из романа Бориса Акунина «Любовник смерти».
КАК СЕНЬКЕ ЖИЛОСЬ В БОГАТСТВЕ
История первая. Про лиху беду начало
Оказалось – трудно.
На Лубянской площади, где извозчики поят лошадей из фонтана, Сеньке тоже пить захотелось – кваску, или сбитня, или оранжаду. И брюхо тоже забурчало. Сколько можно не жрамши ходить? Со вчерашнего утра маковой росинки во рту не было. Чай не схимник какой.
Тут-то и началась трудность.
У обычного человека всякие деньги имеются: и рубли, и гривенники с полтинниками. А у богатея Сеньки одни пятисотенные. Это ведь ни в трактир зайти, ни извозчика взять. Кто ж столько сдачи даст? Да ещё если ты во всём хитровском шике: в рубахе навыпуск, сапогах-гармошке, фартовом картузе взалом.
HOW SEN?KA HAS BECOME A RICH MAN.
The story I. The first step is the hardest.
It turned out that it’s uneasy to be a rich man*.
In Lubyanka Square (2), where cabbies watered their horses from the fountain, Sen?ka also felt thirsty. He could with a glass of kvass (1), or sbiten? (2), or orangeade. His stomach* also began to rumble. No wonder*! Not a bite since yesterday*! It’s not as if he was a fasting hermit (3)!
But the problem was that ordinary people have money of different values: 10 copeck coins, and 50 copeck coins and roubles, but Sen?ka possessed nothing but 500 hundred - rouble bills! What can one do with a five hundred bill? They won’t change it in a tavern! You can’t take a cab either!* Especially, if you are in full splendor of the Khitrovka style: a shirt worn outside trousers, pleated boots and a cocked peaked cap.
Бродил по рынку, от улицы Солянка держался в стороне. Знал, что там, за нею, Хитровка, самое страшное на Москве место. На Сухаревке, конечно, тоже фармазонщиков и щипачей полно, только куда им до хитровских. Вот где, рассказывали, жуть-то. Кто чужой сунься – враз догола разденут, и ещё скажи спасибо, если живой ноги унесёшь. Ночлежки там страшенные, с подвалами и подземными схронами. И каторжники там беглые, и душегубы, и просто пьянь-рвань всякая. Ещё говорили, если какие из недоростков туда забредут, с концами пропадают. Будто бы есть там такие люди особые, хапуны называются. Хапуны  эти мальчишек, которые без провожатых, отлавливают и по пяти рублей жидам с татарами в тайные дома на разврат продают.
He was wandering about the market but avoided Solyanka street (2), because he knew what was beyond it – Khitrovka – the most horrible place in Moscow. Sukharevka (2), of course, also swarmed with swindlers and pickpockets, but they are not fit to hold a candle to those from Khitrovka. What a horror was there! As rumours had it, if an alien butted in – he was sure to be stripped to the skin, and was lucky to escape by the skin of his teeth. Its doss-houses are horrible, with vaults and underground caches. They housed fugitive convicts, murderers and other riff-raffs. Also, people said, if a sucker dropped in, he would disappear forever, because of khapuns, special people, who caught unattended boys and sold them for 5 roubles to Jews and Tatars to entertain the public in brothels.
1) К первой группе относятся реалии ИЯ, которые передаются с помощью транскрипции или калькирования, и не требующие при этом дополнительных пояснений в ПЯ, т.к. либо передают имена собственные, географические названия и пр., либо хорошо известны читателю ПЯ.
Сенька - Sen?ka – suffix –ka means a short name.
Красная площадь -  Red Square
квас - kvass 
2) В эту группу входят реалии ИЯ, передающиеся также с помощью транскрипции, калькирования, но не имеющие широкого распространения в ПЯ и поэтому требующие дополнительных пояснений (комментарии, описательный перевод).
 “…in front of Deryugin’s groceries, the local grocery guy.” – в оригинале – “…перед дерюгинской бакалейкой.”- В данном случае используется описательный перевод, который объясняет, что имя владельца магазина из категории имени собственного в ИЯ переходит в категорию имени прилагательного в ПЯ.
  sbiten? -  culinary a soft hot drink made with honey and spices and very popular   before the Revolution.
Отрывки из романа А. Н. Толстого «Пётр Первый».
 
Санька соскочила с печи, задом ударила в забухшую дверь. За Санькой быстро слезли Яшка, Гаврилка и Артамошка: вдруг все захотели пить, - вскочили в тёмные сени вслед за облаком пара и дыма из прокисшей избы. Чуть голубоватый свет брезжил в окошечко сквозь снег. Студёно. Обледенела кадка с водой, обледенел деревянный ковшик.
San’ka (1) jumped off the pech’ (1) and struck her back against the swelling door.  Yashka, Gavrilka and Artamoshka (1) also jumped down quickly after her - all of a sudden they all felt thirsty. They rushed out from the odorous izba (1) into the dark seni (2), following the cloud of steam and smoke. A pale bluish light glimmered in the window through the snow. It was cold*. Everything was covered with ice – the tub and the ladle*.
Комментарии:
1) К первой группе относятся реалии ИЯ, которые передаются с помощью транскрипции или калькирования, и не требующие при этом дополнительных пояснений в ПЯ, т.к. либо передают имена собственные, географические названия и пр., либо хорошо известны читателю ПЯ.
печь - a pech’ 
 изба  - an izba
seni – in country houses (izbas) an unliving part of the house plased between the porch and a living part of the house. В данном случае мы используем транскрипцию и развёрнутый комментарий вместо аналога an  inner porch чтобы полнее передать данную реалию и избежать её неправильного истолкования читателями ПЯ.
Способы передачи реалий при переводе сказки « Аленький цветочек » James  Riordan. ·   Транскрипция – 0 %. ·   Приближенный перевод – 20 % ( доподлино сказать не могу – I cannottell; зуб на зуб не приходил – heart sank from fright; сродников,угодников, прихлебателей – kinsfolk and lovers of good cheer; сами в ротлезли – tempted her to taste them; житьё-бытьё – manner of life.) ·   Транслитирация – 0 %. ·   Калькирование – 65 % ( среди дня белого – into the light of day;королевишны заморской - foreign princess; ты гой еси, господин честной,зверь лесной, чудо морское – dear lord and Master, Honest Sir, beast ofthe Forest, Denizen of the Deep; что ни в сказке сказать, ни пером написать – tales can tell or words can relate; песками сыпучими, полесам дремучим – shifting sands and through dense forests; богатствунесказанному – untold wealth.) ·   Описательный – 6 % ( красавицы писанные – each more lovely than wordscan tell; перекрестился – the sign of the cross.) ·   Гипонимический – 2 % ( пусть де околеет, туда и дорога ему – let himperish.) ·   Трансформационный перевод – 7 % ( не знаю, не ведаю – I cannot tell;в путь, во дороженьку – on his voyage; беду неминучую – in the face ofsuch adversity; все от слова до слова , никакой крохи не скрываючи – notwithholding a single thing.)  
 
  ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ III
  Все вышеупомянутые примеры демонстрируют разнообразие приемов, которые можно использовать при переводе реалий. Однако применение того или иного приема на практике ограничивается различными факторами (необходимость или необязательность передачи колорита, ориентирование текста на определенный круг читателей/слушателей и т.д.), от которых в конечном итоге зависит выбор способа перевода.
  С точки зрения частоты употребления приемов практически все способы применяются часто, однако опущения реалий при переводе, несмотря на свою простоту, не находят широкого употребления. Это свидетельствует о предпочтении переводчиков придерживаться текста оригинала и при выборе того или иного приема руководствоваться авторским замыслом.
Следует также отметить зависимость выбора приема перевода реалии от опыта переводчика и его знания о получателе текста.  Это в большей степени касается перевода реалий, имеющих регулярные соответствия в языке перевода. Однако, остановив свой выбор на определенном приеме, переводчик должен понимать, что он несет перед автором и получателем перевода полную ответственность за свою деятельность.
  Автор использует слова-реалии для воссоздания этнографических особенностей повествования, временного колорита, а также обращается к специфическим южным реалиям и общеамериканским культурно-маркированным словам. Слова-реалии являются очень своеобразной и вместе с тем довольно сложной и неоднозначной категорией лексической системы любого языка.
   Являясь одной из важнейших групп безэквивалентной лексики, реалии выступают как своего рода “хранители” и “носители” страноведческой информации, этим определяется их особая роль в художественном произведении.
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
В завершение данной работы мы можем сделать следующие выводы: несмотря на то, что в процессе исследовательской работы мы убедились в том, что языки отличаются по своему грамматическому, лексическому и синтаксическому строю из-за того, что их носители имеют в сознании различные картины мира, сформированные сквозь призму родного языка, в процессе перевода с ИЯ на ПЯ  возможно передать культурно-обусловленные явления, характерные только для ИЯ.
  Проблема исследования методов перевода реалий до сих пор остается открытой. Это связано не только с различными взглядами переводоведов на данный вопрос, но и от обилия факторов и нюансов, влияющих на его решение.
Проблема перевода реалий послужила основой большого количества научных работ. Данный вопрос, по своей сути, состоит из нескольких спорных моментов. Различные переводоведы спорили и до сих пор спорят о толковании самого понятия «реалия»; множество противоречивых мнений существует по вопросу классификации реалий (в частности, на основе каких признаков следует подразделять на группы рассматриваемые языковые единицы). Спорным  также является вопрос о выделении и разграничении непосредственно способов перевода реалий, а также о правомерности и необходимости применения того или иного приема и факторах, накладывающих на их употребление определенные ограничения.
  Практически все способы перевода реалий (за исключением опущения и замены реалии исходного языка на реалию языка перевода) можно назвать общеупотребительными, однако, суммируя все вышесказанное, следует отметить, что, несмотря на положительные стороны вышеуказанных способов, при переводе всегда необходимо учитывать также и связанные с ними ограничения.
Вопрос о переводе реалий вследствие своей спорности представляет собой большое поле для проведения самых разнообразных исследований, поскольку дать полный и абсолютный перечень приемов перевода реалий,  указаний и пояснений к ним невозможно. В данной работе перечислены и подробно рассмотрены наиболее часто употребляющиеся способы, которые применимы при переводе основной массы реалий. Однако вследствие разнообразия этих языковых единиц и их индивидуальных особенностей, приемы передачи реалий в язык перевода могут видоизменяться и соприкасаться друг с другом.
Анализ примеров из художественной литературы показал, что переводчики прибегают к самым разнообразным способам работы с реалиями, что указывает на наличие субъективного фактора в решении данной проблемы.
Необходимо также отметить, что рассмотрение вопроса о способах перевода реалий на основе сопоставления словарного состава только двух языков (английского и русского) значительно сужает рамки проблемы. Хотя основной «набор» приемов остается более или менее постоянным, отдельные моменты будут варьироваться от языка к языку.
  Безусловно, при выборе способа перевода большую роль играет не только замысел автора текста, но и точка зрения автора перевода.
  Переводчик выбирает тот или иной прием, полагаясь на свой переводческий инстинкт, опираясь на полученные знания и накопленный в процессе работы опыт, поэтому окончательное слово, независимо от теоретических исследований в большинстве случаев остается за переводчиком-практиком.
Также следует отметить, что наряду с чисто техническими приёмами перевода, переводчик должен использовать такие немаловажные вещи как фоновые знания и интуицию, так как эти качества играют большую роль не только для перевода в целом, но и для адекватной передачи реалий ИЯ, которые, зачастую, не имеют полных эквивалентов в ПЯ, и должны быть переводимы с особой тщательностью. 
В подтверждение выдвинутой нами точки зрения о том, что культурно-обусловленные явления ИЯ могут быть адекватно переданы различными  средствами ПЯ, в третьей главе мы использовали тексты оригинала, насыщенные реалиями ИЯ, для перевода которых были использованы специальные переводческие приёмы, обеспечивающие их адекватную передачу.
 
 
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1.   Н. Н. Амосова «Основы английской фразеологии», Ленинград,- Издательство ленинградского университета, 1963 г.
2. И. В. Арнольд «Стилистика современного английского языка», Л., - Просвещение, 1981 г
3. Антипов Г.А., Донских О.А., Марковина И.Ю., Сорокин Ю.А. Текст как явление культуры. – Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1989.
4.Л. С. Бархударов «Язык и перевод»,  М.,- Международные отношения, 1975 г.
5.Е. В. Бреус «Основы теории и практики перевода с русского на английский язык», М.,- УРАО, 2000 г.
6. Белянин В.П. Введение в психолингвистику. – М.: ЧеРо, 2000. 7.Виноградов В.С. Язык и перевод 2001, стр. 5
8. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедениев преподавании русского языка как иностранного. М.: Русский язык,1976, с.121 9. Влахов С., Флорин С. Непереводимое  в переводе. - М.: Международные отношения, 1980. 10.Н. Васютина «Культурная непереводимость: проблемы и решения», М., -1998 11.Влахов С., Флорин С. Непереводимое в  переводе.  /Монография.  –М.: Высшая школа, 1986. – 384с.12.Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы.М.: Издательство Московского университета, 1978. 13.И. Р. Гальперин «Стилистика английского языка», М.,-Высшая школа, 1981 г. 
14. Казакова Т.А. Практические основы перевода. – СПб.: Союз, 2002. – 319с.
 15.  Келтуяла В.В. О переводе интернациональных слов. //Тетради переводчика, вып. 4. – М.: Международные отношения, 1967. – с.47-55.
16. Комиссаров В.Н. Слово о переводе. – М.: Международные отношения, 1973. – 245с.
1 7.  Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. – М.: ЭТС, 1999. – 188с.
 18.  Комиссаров В.Н. Теория перевода. – М.: ВШ, 1990. – 251с.
19. Комиссаров В.Н., Рецкер А.И., Тархов В.И. Пособие по переводу с английского языка на русский. – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1960. – 176с.
20.Крупнов В.Н. В творческой лаборатории переводчика. – М.: Международные отношения, 1976. – 189с.
21.Ю. Катцер, А. Кунин «Письменный перевод с русского языка на английский», М., - Высшая школа, 1964 г.
22.  В. А. Кухаренко «Интерпретация текста», Л., - Просвещение, 1979 г.
  23. Латышев Л.К. Технология перевода. – М.: НВИ-Тезаурус, 2000. – 287с. 24. Латышев Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения. - М., 1981-300 с.
25.Т. Р. Левицкая, А. М. Фитерман «Теория и практика перевода с английского языка на русский», М., - Издательство литературы на иностранных языках, 1963 г.
26.Микулина Л.Т. Заметки о калькировании с русского языка на английский. // Тетради переводчика, вып. 15. – М.: Международные отношения, 1978. – с.59-64.
27.Я. И. Рецкер «Теория перевода и переводческая практика», М., -Международные отношения, 1974 г.
28.Садиков А.В. Проблема перевода советских реалий в ее прагматическом аспекте. // Тетради переводчика, вып. 21. – М.: Высшая школа, 1984. – с.77-88.
29.Cтепанов Введение в языковедение. - М., 1967
30.Томахин Г.Д. Реалии-американизмы. – М.: Высшая  школа,  1988.  – 31.Г. Тер-Минасова «Язык и межкультурная коммуникация», М., - Слово, 2000 г.
32.Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика. - М., 1973. 251 cт.
33.Швейцер А. Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. - М.: Наука, 1988.
 34. Федоров А.В. Введение в теорию перевода. – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1958. – 376с.
35.Федоров А.В. Основы общей теории перевода. – М.: Высшая школа,1983. – 303с.      
 
СПИСОК СЛОВАРЕЙ
1.Hornby A.S. Advanced Learner’s Dictionary of Current English. Fifth edition. – Oxford University Press, 1998. – 1428с.
2.Lingvo 9.0 : Большой англо-русско-английский общелексический словарь. Электронная версия, 2003.
3.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская  энциклопедия, 1966. 4.В.В. Кабакчи «Англо-английский словарь русской культурной терминологии», СПб., - Союз, 2002 г.
5.В.В. Кабакчи  «Практика англоязычной межкультурной коммуникации», СПб., - Союз, 2001 г.
6.Новый большой англо-русский словарь, т.1-3. / Под ред. Ю.Д.Апресяна. – М.: Русский язык, 1999. – 2483с.
 7.Новый большой русско-английский словарь словарь, т. 1-3.  / Под ред. М.С.Мюллера. – М.: Лингвистика, 1997. – 3208с.
8. Новый англо-русский словарь» под редакцией В. К. Мюллера, М.,- Русский язык, 1998 г.
9.А. И. Смирницкий «Большой русско-английский словарь», М., - Русский язык, 2002 г.
 
 
 СПИСОК  ИСТОЧНИКОВ  ПРИМЕРОВ
1.BAT – Capote T.  The  Grass  Harp.  Breakfast  at  Tiffany’s.  M.:  Progresspublishers, 1974. 224 p.
2.ICB – Capote T. In Cold Blood. New York: The  New  American  Library,  Inc.,1977. 384 p.
3.TGH – Capote T.  The  Grass  Harp.  Breakfast  at  Tiffany’s.  M.:  Progresspublishers, 1974.224 p.
4.ГТ  –  Капоте  Т.  Голоса  травы.  Повесть.  Рассказы.  М.: Художественная литература, 1971. 287 с.
5.ЗУТ – Капоте Т. Завтрак у Тиффани. М.: Русская книга, 1995. 112 с.
6.ОУ1 – Капоте Т. Обыкновенное убийство//Иностранная литература. 1966.  -  №2.С. 233 – 252.
7.ОУ2 – Капоте Т. Обыкновенное убийство//Иностранная литература. 1966.  -  №3.С. 227 – 247.
8.ОУ3 – Капоте Т. Обыкновенное убийство//Иностранная литература. 1966.  -  №4.С. 239 – 259.
9.Отрывки из романа А. Н. Толстого «Пётр Первый».
10.Отрывки из романа Бориса Акунина «Любовник смерти».
 
 
 
Методы оплаты